Главный поток новостей

Зимний Инструкторский курс 2020. Часть 3

Антон, преподаватель боевых искусств, цигун

Москва

- Какие инсайты у тебя были за время третьей инструкторской школы Хуньюань?

«Я бы сказал так: были новые упражнения, которые имели для меня чисто техническое значение, но, поскольку я знаю их уже миллион, то весьма спокойно к ним отношусь. Они не суть того, что для меня в данный момент означает практика. На этом курсе я скорее уловил какие-то идейные вещи в процессе происходящего – некую целостность. 

Спустя три года после того, как я ступил на изучение традиции Хуньюань Тайцзи, я чувствую соединение разрозненных вещей в жизни. Это как в теле – сначала мы отдельно двигаем ногой, потом рукой, даньтянем, затем пытаемся все это соединить и в итоге получаем единое цельное движение, в котором каждая клеточка тела хоть и на один процент, но шевелится, дышит. 

Так начинает происходить и с жизнью – личная сфера, саморазвитие, внутренние переживания, профессия, спортивные достижения, здоровье, взаимоотношения с близкими и дальними людьми – все это приходит к некому среднему знаменателю, и нагрузка постепенно перераспределяется. Больше нет такой сферы, которая бы преобладала в жизни и была бы слишком важной по сравнению с остальными, как это бывало раньше. И от этого выравнивания становится все приятнее и приятнее. Можно переключать внимание между ними и меньше уставать в целом».

- В практике у тебя тоже сейчас это состояние срединности? То есть, в жизнь оно перенеслось из Традиции?

«Да, это скорее на уровне идейной концепции, то есть мы собираем все по чуть-чуть».

- Я поняла. А были ли на этой школе какие-то особо значимые моменты, которые тебя как-то взволновали?

«Да, были, но они были адресованы лично мне, поэтому я не думаю, что для других они будут иметь такую же ценность, что и для меня. Было несколько моментов, когда я просто улавливал какие-то сигналы – слова, движения, которые ложились сами по себе, а были и такие моменты, когда я задавал Шифу вопрос или проговаривал свою позицию на данный момент, и Шифу на нее реагировал. Его отклик был для меня сигналом того, что он понимает, чувствует и знает, о чем я говорю, и, соответственно, может дать обратную связь. 

Например, был момент про усталость внимания – когда ты уже не понимаешь, где что происходит, теряешь концентрацию до определенного порога, после которого отпускает и, собственно, все самое важное случается. Это о том, что мы отпускаем защиту, снимаем броню и просто начинаем плавать, как рыба в воде».

- Я поняла. А что ты думаешь про новый формат туйшоу?

«Отличный формат. Прекрасный формат, он игровой, а потому отлично воспринимается людьми и подогревает их интерес. Вообще, лично у меня, у Шифу тоже, возможно, есть ощущение, что мы копаем в глубину, потому что мы живем в этом много лет, и хочется, скажем, почувствовать состояние тканей, какие-то такие вещи. Но я понимаю, что не всем это интересно делать подолгу, и не все готовы это делать чисто даже по состоянию тела на данный момент. Кроме того, сейчас наша жизнь такая быстрая, активная, разнообразная, что для того, чтобы идти в одном темпе с ней, необходимо давать такой формат».

- Понятно. А что ты планируешь делать после инструкторского?

«То же, что я делал последние три года – соединять, интегрировать эти знания и состояния в то, что я знал раньше. Осмысливать, практиковать, выходить на турниры и наблюдать, как это дальше себя проявляет. И конечно обязательно передавать ученикам – то, что ты отдал, твое навсегда. Отпуская это дальше, мы можем оставить это в себе».

Петр, юрист

Москва

- Что вас больше всего впечатлило на третьем зимнем инструкторском курсе школы Хуньюань?

«На этом курсе у меня происходит интеграция всего того материала, который я получал ранее, в течении предыдущих полутора лет моих занятий цигун. Материал структурируется, собирается, тело, соответственно, тоже структурируется и собирается, выстраивается в функциональные, емкие и, на мой взгляд, эффективные группы. Пожалуй, это главное».

- А как вы думаете, за счет чего это происходит? 

«Думаю, за счет очень качественной и глубокой программы. То есть, мы начинаем с упражнений сидя и лежа, где включаем и всесторонне прорабатываем центр, пока он не становится очень плотным, как шар, и дальше мы постепенно подключаем к этому шару ноги, верхний грудной отдел, руки, шею и так далее. А затем применяем то, что получили здесь, на шагах. Это все особенно в этот раз. Этапы следуют один за другим одень логично и связано».

- Круто! А что вы думаете о парном взаимодействии?

«Ну, по сравнению с тем, что мы делаем на регулярных классах, на курсе не было особых изменений. На самом деле, мне кажется, что на том этапе, на котором мы находимся в парных упражнениях сейчас, трудно что-то поменять. Во-первых, очень много новых людей, и у всех по-разному развит навык ведения-следования, а я по опыту из других движенческих дисциплин знаю, что его можно развивать очень долго и глубоко. Здесь ни пределов, ни дна не видно. Но говоря о том, что мы проходим сейчас, я думаю, это очень хороший показатель, потому что к проработанному таким образом телу подключается внимание партнера, причем внимание в двух вариантах – ведущего и следующего. Тело партнера – это некий радар, которым мы можем получить очень качественную обратную связь здесь и сейчас. Мы даем туда силу и сразу же слышим, как она передается и воспринимается через как нас, так и нашего партнера. Так что на данный момент я парные вижу в таком ключе».

- Это не первый инструкторский курс для вас, верно? Что в этих курсах такого, что мотивирует вас возвращаться сюда каждый год?

«Инструкторский курс дает мне ритмичность интенсивных погружений в практику. Четыре сезона погружений означают регулярную практику, а я стремлюсь поддерживать регулярную практику, собирая ее плоды и концентрируя их в этих интенсивах».

- А что дает интенсивное погружение? Почему это важно? Это как-то проявляется в жизни?

«Безусловно, это проявляется в жизни и меняет ее. Для меня вообще периоды такой интенсификации – это одни из ключевых моментов жизни. Когда я погружаюсь в материал и глубоко изучаю какую-то тему, у меня есть длительный период выявления ее проблематики и постановки вопросов, которые меня интересуют. В этот специально выделенный период времени я как бы собираю в кучку весь материал по теме и интенсивно с ним работаю. На мой взгляд, существенно глубокое понимание чего бы то ни было можно получить только таким образом».

- Я поняла. Скажите, а что вы планируете делать после курса?

«Это вопрос, на который я сам себе еще не ответил. Я буду конечно же использовать то, что узнал здесь, в своей практике. Кроме того, я постоянно рассказываю об этом окружающим людям, и у них есть запрос на то, что я делаю. Поэтому, возможно, я буду искать способы передать то, что получил здесь. Я точно знаю, что материала такого рода либо нет вообще, либо его очень мало».

Марина, консалтинговые услуги

Челябинск

- Что вам больше всего понравилось в инструкторском курсе школы Хуньюань?

«Все в комплексе – и атмосфера, и упражнения, и идеи – именно они ведь создают атмосферу, которая потом запоминается и время от времени возвращается».

- А какие именно идеи?

«Вообще наполненный курс получился, каждое упражнение самодостаточное и прекрасно ложится – телу нравится. А в комплексе это вообще бомба!»

- А у вас есть любимые упражнения?

«Мне очень понравилось столбовое стояние, особенно когда мы практиковали его с маленькой амплитудой движения».

- А что поменялось из-за маленькой амплитуды?

«Внутренние ощущения стали сильнее. Физически, конечно, тяжелее стоять, потому что тело не привыкло, но так лучше удаются наблюдения изнутри. И «саламандра» меня очень впечатлила. Там наоборот – за счет большой амплитуды идет отличная проработка всего тела – чувствуются и крупные, и мелкие мышцы, и стопы хорошо разминаются».

- Согласна! А что вы думаете о парных практиках?

«Ну, пока сложно»

- Что именно сложно – психологически, взаимодействовать с другими людьми или технически трудно выполнять упражнения?

«Я думаю, технически. Нужно ведь полное расслабление, чтобы правильно двигаться и чувствовать партнера.

Но, конечно, за эти десять дней упражнения впитались и уже проходят более свободно, так сказать. Ум меньше вовлекается, тело все больше осваивается, и чувствуешь себя спокойно и атмосферно. Внимание уходит уже не на технику, а на погружение и глубокую проработку каких-то моментов».

- Я поняла, здорово! Скажите, а что вообще дает вам инструкторский курс? Вы ведь не первый раз участвуете.

«Мне очень нравится, что здесь сконцентрированная информация. За короткий промежуток времени ты получаешь и теорию, и практику, и ощущение Шифу – это незаменимо никакими онлайн курсами, ни литературой, ничем».

- Это точно. А как вы планируете использовать дальше то, что получили на курсе?

«Я этот курс рассматриваю чисто для себя. Я не планирую проводить занятия с группами, потому что мне необходим был этот курс для своей разгрузки, работы со своим внутренним миром, со своим телом, и для нахождения гармонии физической и психологической».

- Вы получили это здесь?

«Да, и все еще получаю».

Смоляков Михаил Иванович, пенсионер, занимается в школе Хуньюань 

Астрахань

«Здоровье у меня слабое, и эта школа меня очень много поддерживает и дает силы уже много лет».

- Понимаю. А чем помог конкретно этот курс?

«Я от каждого курса приобретаю что-то новое, и всякий раз Владимир Сидоров очень интересно подает материал. Например, этой зимой по-новому было представлено дыхание – как четырехтактное, и, кроме того, эта парадоксальная на первый взгляд концепция о пустоте – что мы опираемся на пустоту. Но ведь оно так и есть! Всегда что-то кажется парадоксом, а потом оказывается, что это и была истина».

- А когда это стало понятно?

«Когда ты не просто представляешь пустоту, а прям опираешься на нее. Бывает, что тебе вообще не на что опереться в принципе, а тут получается, что всегда есть место с особой силой, с особым потенциалом, на которое можно положиться».

- Понимаю. Вот вы сказали, что школа Хуньюань дает вам здоровье. Что было такого на этом курсе, от чего вы почувствовали особый эффект на здоровье?

«Здоровье дает не что-то определенное, а вся школа.  Бывает, ты делаешь что-то и не сразу понимаешь, какой эффект это принесет. Заниматься нужно всем, что она предлагает. Без этого не получится выйти из своего первоначального состояния к желаемому. Мне, например, очень трудно даже просто вставать с постели, но, приходя в зал и начав заниматься, я чувствую прилив сил, с которыми уже можно и жить, и работать, и так далее».

- Здорово! А какие ваши планы после курса?

«Ну, есть люди, которым я преподаю. Меня спрашивают: «А зачем ты в принципе ездишь каждые полгода на курс?», на что я всегда отвечаю: «Если ты не будешь двигаться вперед, то остановишься в своем понимании и останешься в своем болоте. И только движение вперед дает состояние энергии и полноты жизни, когда тебя что-то движет и наполняет все вокруг смыслом».

Виллу, производство деревянных домов

Тарту, Эстония

- Какие главные идеи вы вынесли из третьей зимней инструкторской школы Хуньюань?

«На этом курсе было вообще-то очень много новых для меня идей. Например, думать о пустоте. Это очень интересно».

- Получается одновременно думать о пустоте и совмещать это с дыханием, движением?

«Ну, сначала может быть и нет, но все постепенно. Можно привыкнуть – думать о том, куда я двигаюсь, и что остается позади».

- А чем помогает чувствовать пустоту и движение? Что это дает?

«Сейчас наверное рано еще об этом говорить…Но уже определенно чувствуется лучшее равновесие, баланс. Оказывается, за пустоту можно как-то держаться! Хорошо, что мы обдумываем эту идею уже месяц, с тех пор как Владимир Сидоров приезжал к нам в Тарту на семинар и дал нам эту тему на размышление.

- Здорово! А баланс есть всегда или в какие-то моменты удается его лучше прочувствовать?

«Я думаю, в парных упражнениях это особенно заметно».

- Почему?

«Там идет взаимная работа, мы должны чуть-чуть друг другу помогать строить баланс. На зимнем семинаре, кстати, очень способствует этому наш «шаг ласточки» на носочках – и когда мы идем через верх, и когда через низ. Это тоже новый момент для меня.

Мне очень-очень нравится нынешнее направление, которое явно готовит нас к туйшоу через многие-многие упражнения: и бань мабу, и различные типы шагов».

- Бань мабу помогает на туйшоу?

«Еще бы! Что же еще может помочь на туйшоу, если не бань мабу?

Я ждал этого очень-очень долго и…дождался».

- Это прекрасно! Скажите, а что вы планируете дальше делать с навыками и знаниями, которые вы получили здесь?

«Мы в Тарту стараемся передать это искусство. Уже семь лет, как мы обучаем других тому же, что получаем на семинарах Владимира Сидорова. У нас нет, конечно, такой большой школы, как у вас здесь – когда-то давно мы начали заниматься втроем, потом предложили своим друзьям присоединиться, если они хотят, и вот так постепенно наше количество росло. 

Мне очень нравится, что на этом семинаре так продвинулось туйшоу. Я чувствую, что молодые люди гораздо охотнее будут приходить на это занятие, чем просто на цигун. Я надеюсь, что это привлечет еще больше молодых людей, чем сейчас».

- Женщин тоже интересует туйшоу?

«Да, особенно этот новый формат. Я считаю, это он очень поможет».

Артем Разгонов, IT аналитика

Владивосток

- Артем, какие были твои главные осознания за этот инструкторский курс?

«Наверное, самым главным было осознание ответственности за себя, за свою практику, за то, как ты ее организуешь – как распределяешь свое время, силы и внимание – потому что курс был очень объемный и выдержать его полностью человеку неподготовленному или плохо подготовленному было бы достаточно трудно. Поэтому это, наверное, основная мысль, которую я усвоил. Было еще, конечно, очень много локальных осознаний, привязанных к конкретным упражнениям или пережитому в процессе опыту, но самое главное – это правильно распределить силы, брать то, что берется и не идти туда, где ты ломаешься».

- А что помогло это осознать?

«Вся растяжка, например. Вся растяжка – это «там, где больно», и это сподвигло меня самостоятельно изучать вопрос. Даже если говорить про установку «шевелить животом» - да, но мне лично трудно реализовать ее даже в самых простых положениях. Поэтому мне приходилось выходить за рамки курса и адаптировать ее под свою физиологию и фигуру. То есть, подбирать какие-то упражнения, которые бы подвели меня к тому, что я увидел на курсе, а не воспроизвести их непосредственно».

- А что именно было сложно в шевелении животом? Физически двигать? Удерживать внимание?

«Удерживать позу. Это просто обусловлено моей физиологией. И скорее, мне нужно сейчас заниматься не растяжкой, а проработкой конкретных групп мышц и их расслаблением. Это те идеи, которые я сгенерировал, имея в виду тот опыт, который получил на курсе».

- А на самом курсе удалось проработать свои темы? Или у тебя больше была самостоятельная работа?

«Ну, у нас у всех была самостоятельная работа. Скорее, это происходило какими-то вспышками – в какой-то момент желаемое достигалось, но пока не оставалось надолго. В принципе, практика была очень интенсивная, гораздо интенсивнее, чем моя обычная, так как я могу позаниматься всего лишь два-три часа в день. На самом же курсе, считай, мы занимались 10 дней по 9 часов. И вот за счет того, что мы методично и глубоко повторяли материал, высветились многие проблемные зоны – просто как фонариком на них посветили. Под конец я вообще ушел в сторону столбовой практики, представлял себя таким мало-мало вращающимся столбиком».

- Я поняла, спасибо. А что ты можешь сказать о парных упражнениях?

«Парные мне вообще больше всего нравятся, потому что для моих личных тем типа спокойствия и саморегуляции они помогают больше всего, с одной стороны. С другой стороны, я заметил, что атмосфера на них не всегда располагает к тому опыту, который ты в итоге получаешь в ходе занятий».

- Что ты имеешь в виду?

«Я имею в виду, что иногда мы доходим до такой глубины материала, которая по ощущениям не очень безопасна, то есть, переживать это состояние не очень комфортно в группе людей».

- И что ты делаешь в такие моменты?

«Я не изобрел никакого конкретного рецепта. Наверное, просто уходить на какое-то время, сидеть, думать, быть с самим собой, а не с людьми».

- Я поняла. Скажи, а что ты планируешь делать с этим дальше?

«В принципе, у меня не возникает проблем с формированием своей личной программы, все упражнения хорошо и понятно усваиваются».

- Они помогаю тебе?

«Некоторые из них. В них легко можно найти что-то для себя, что-то свое – манеру исполнения, амплитуду движения и так далее. Так что мой план – взять то, что дает результат и практиковать это, а то, что не помогает, отбросить. Понятное дело, что отбросить весь блок растяжки неправильно. Но подбираться к нему я буду через что-то другое – наверное, через дыхание и шевеление животом».

- А что ты думаешь о том, что самые неудобные упражнения – это обычно то, что нам нужно?

«Разумеется. Просто к ним нужно найти лазейку, а не ломиться напрямик».

Роман Веретенников, инструктор цигун

Москва

- Какие осознания к вам пришли в течении третьей зимней инструкторской школы?

«Одним из самых ярких впечатлений этого курса было осознание равновесия. Владимир дал несколько упражнений, несколько стоек и определенный темп, в результате которых получилось очень-очень глубоко разобрать внутри себя линию баланса».

- Какие, например, стойки и упражнения?

«В частности, бань мабу при открытом и закрытом положении ног. За счет очень-очень медленной скорости удалось открыть для себя очень много нюансов в центральной линии равновесия. 

Еще одним из самых ярких откровений на физическом уровне – на уровне ощущений – было найти, почувствовать и научиться применять связь того, как мы работаем в парах с тем, как я работал один. Когда мы в паре передаем импульс движения, он накапливается и через какое-то время начинает двигать нашего партнера. То же самое удалось сделать самому – правая половина тела являлась «партнером», передававшим энергию левой половине тела, и наоборот. Это было прям очень круто. По сути, центр выполнял роль как бы связующего звена, через которое перетекала энергия. Это, собственно, и порождало связность и единство движения.

Также мощным открытием была наработка и разбор «по атомам» прохода под руку в туйшоу. Благодаря тому, что Шифу сделал тренировочный формат с отработкой приемов на комфортных для тебя скоростях, удалось рассмотреть механику этого движения практически до молекулярного уровня, найти все косяки, попробовать исполнение различных вариантов этого приема, прочувствовать дугу, по которой идет движение, обозначить в нем точки, в которых движение наиболее эффективно, где стоит его заканчивать и куда уже не стоит идти – это бесполезно либо вредно. Это было очень круто».

- И как? У нас вот вчера был турнир – вы пробовали его применять? Работает?

«Да! Оно прям само «выстреливает». То есть, это не то, что ты держишь прием в уме и думаешь: вот сейчас применю. Нет – тело срабатывало само, когда партнер открывался. Я представляю, что будет, если наработать его пять-шесть тысяч раз…»

- Ага! А что вы думаете насчет проработки мышц в медитации? Спина, ноги – это имело значение?

«Однозначно да. После третьего или четвертого дня я заметил, что физически стал гнуться так, как я раньше не гнулся, и это благодаря тому, что мы по утрам делали растяжку. Изменилось качество ощущений. Важно, что Шифу донес до нас: мы занимаемся не растяжкой, а распрямлением спины. Это, как и то, что у нас все-таки медитация – то есть, первично вдыхать и выдыхать в ногу, собирать точку хуэйинь – в корне изменило весь подход. Растяжка больше не кажется такой мерзкой, а даже…интересной что ли. Слушать эту тонкость, доходить до точки напряжения и плавно обходить ее через распрямление спины. 

Эту идею я точно заберу себе. Я принял решение, что через три месяца хочу сесть на шпагат, поэтому каждый день минут по сорок буду тянуться.

 А еще – саламандра! Это величайшая вещь! Раньше работа с верхом у нас проходила только стоя – мы делали «птичек», и то недолго. «Птички» включали дополнительную мышечную волну и были как-то больше связаны с силой, на мой взгляд, при этом появлялся объем спины. В саламандре же сухожильно-связочная история, она позволяет забраться глубоко-глубоко в лопатки, плечи и прям раскрывать суставы и связки. У меня вот было полностью убито левое и правое плечо, но за эти десять дней я почти полностью их оба раскрыл. 

Кроме того, я преподаю в фитнесе, и там на дневной сеанс ходит много людей пожилого возраста. И я уже представляю восторг, который вызовет саламандра! Я им пока давал только лежачие упражнения, они тоже отлично работали, но саламандра… Для них это будет, думаю, бомба.

Так что я однозначно планирую использовать то, что здесь дано. Изучать, нарабатывать и работать дальше».