Главный поток новостей

Зимний Инструкторский курс 2020. Часть 2

Марина, главный бухгалтер, финансовый директор, владелец йога-клуба

Краснодар

«Когда мы открывали свой клуб, я стала изучать опыт открытия подобных йога-клубов, но нигде не могла найти информацию насчет экономической целесообразности такого проекта. А потом я наткнулась на студию «Дыши» и увидела, как Артем и Елена рассказывают о бизнесе. И мне это очень понравилось, прям затронуло до глубины души. В итоге у меня сложилось в высшей степени позитивное мнение о студии, об этих людях, и мы со своей командой решили попробовать повторить их большой опыт. Собственно, они и стали нашими вдохновителями, хоть они этого не знают. Очень хочется сказать им об этом при встрече.

С этого все и началось. Кроме того, я уже несколько месяцев занимаюсь даосскими практиками и, естественно, познакомилась с темой цигун – и заинтересовалась. Поэтому как-то вот все сошлось в одной точке – бизнес, студия «Дыши», мой интерес… А тут еще я узнала о том, что в январе будет проходить интенсивный курс, почитала о Владимире Сидорове – информация произвела на меня огромное впечатление – и в конце концов я решилась подать заявку. Это все на меня так не похоже, я думала: инструкторский курс и я – вообще несовместимые понятия, у меня ведь вообще никакого опыта нет. Но меня что-то влекло. Каким-то седьмым чувством я поняла, что мне туда надо.

Так что я поехала. Поставила всех перед фактом, что уезжаю на новогодние праздники на инструкторский курс по цигун. Муж в шоке, дети в шоке. Но я очень рада!

Я в жизни занималась разными видами спорта, но цигун, на мой взгляд, намного круче. Помню, как ходила в тренажерный зал по четыре раза в неделю, и насколько вымотанной себя чувствовала. Совершенно выжатой, как лимон. Затем я начала заниматься йогой и поняла, что все это связано с энергетикой. А здесь, в цигун, мы работаем и с «физикой», и с энергетикой. Причем прорабатываются даже самые мелкие мышцы и суставчики, и тело потом тебе очень благодарно.

А еще круто, что мы поем. Если честно, первый день я была в шоке – вот это «си-ху» следующие одиннадцать дней! А потом даже вошла во вкус и сейчас петь в радость!

Я кстати такой человек…у меня уже есть давно устоявшийся круг общения и мне тяжело входить в контакт с таким количеством новых людей».

- А что вы тогда думаете о парных упражнениях?

«Да уж…это мне тоже тяжело. Точнее, было тяжело первые дни. А потом мне вдруг понравилось. Здорово, что здесь доброжелательные люди, и все мягко подсказывают, если это нужно. Это очень приятно».

- Супер! А что вы планируете делать после курса?

«Знаете, когда я пришла на даосские медитации, нам дали задание сделать «Баланс. Картину жизни» - и вот я не знаю, откуда у меня взялась эта мысль, но я себе нарисовала центр для йога-практик…с упором на цигун. Хотя тогда я еще вообще не имела о нем ни малейшего понятия! 

А в сентябре я была на выездном ретрите в Крыму, и там прям конкретно загадала это желание…И вот надо же, в ноябре оно начало реализовываться!

Так что теперь я хочу развивать в своем городе цигун, и сейчас я понимаю, как это сделать».

Элла, менеджер проектов

Москва

- Элла, что вам больше всего запомнилось на третьем зимнем курсе школы Хуньюань?

«Именно на этом курсе я хочу отметить ту самую «драгоценную пилюлю», которую подарил нам Шифу – это растяжки. Я объясню, почему. 

В течении своей жизни я пробовала разные виды растяжек, и вот по сравнению с ними я могу с уверенностью сказать, что то, что подарил нам Владимир Сидоров, - просто великое открытие. Когда есть, с чем сравнивать, можно действительно понять всю ценность того, что тебе предлагают – но и когда сравнивать не с чем, все равно становится абсолютно ясно, насколько это мягкое воздействие на ткани, которое не травмирует тебя. Любая растяжка – это ведь микроразрывы, а значит, огромный стресс для наших мышц и тканей, просто об этом не все знают. Я и сама, к сожалению, узнала об этом не так давно. 

Вот поэтому для меня на этом курсе методика того, как можно растягиваться, совершенно себя не травмируя, а наоборот, наслаждаясь этим, - самое яркое впечатление.

Да и, в общем, можно много, конечно, говорить об этом, но я думаю, о том, где что открывается и где что задышало, написано уже много литературы, так что обсуждать это детально нет смысла. 

Что я еще хочу отметить на этом курсе, что было интересно именно мне, -  туйшоу. Я первый раз попробовала его в формате полноценного урока. До этого я лишь смотрела со стороны и ни разу не присоединялась к процессу. И вот когда Шифу ввел такой формат, мне очень понравилось. Был сначала какой-то страх, что, может, не получится, и, наверное, надо все-таки три-четыре года походить, чтобы подготовить себя к такому важному решению, как туйшоу. Но хочу отметить, что несмотря на то, что к концу занятий по цигун и парным упражнениям тело реально устает, и у тебя нет сил, в тебе вдруг просыпается какая-то «Зена», и ты аж бежишь на это туйшоу!»

- Ахахах ну да, это ж игра, азарт…

«Да! Вот то, что Владимир заложил в эти занятия азарт,  - это огромный плюс!»

- А вот интересно, говоря про растяжку, вы имеете в виду упражнения на ноги и спину во время медитации или в общем растяжку всего тела? 

«Понятно, что в цигун все упражнения со спиралями и скрутками способствуют растяжке всего тела. Но я особенно отмечаю упражнения, когда мы прокатываем банем ноги, например, или крестец. И все это с песнями, с плясками – чудесно же! Я чувствую, что растягиваюсь изнутри, а не резкое вот это «ха!» на выдохе, когда на тебя надавили и выжали пятый пот. Нет, здесь все мягко, нежно, красиво и, главное, - приятно твоему телу, оно говорит «спасибо» мне и, конечно же, Шифу».

- Прекрасно! А что вы планируете делать дальше?

«Я на самом деле много думала об этом во время занятий. Понятно, что в первую очередь я буду делать это для себя, но кроме того я буду советовать это абсолютно всем! У меня есть много друзей, которые вообще не занимаются спортом и которые просят меня начать преподавать хотя бы им. Я как бы готовлюсь к этому прыжку…И думаю, растяжка – это первое, что я буду советовать окружающим – друзьям, компаниям и конечно пожилым людям, которые очень стремятся стать на путь здоровья. Я думаю, это очень хорошее мягкое внедрение для того, чтобы разбудить свое тело».

Наталья, занимается цигун, тайцзицюань, туйшоу

Москва

- Что вы привнесли в свою жизнь благодаря инструкторскому курсу школы Хуньюань?

«Этот курс собственно и есть то, чем я занимаюсь. Я приезжаю сюда каждый год, чтобы повысить уровень своего мастерства».

- Что вам больше всего запомнилось на курсе в этом году?

«Я помню, инсайтом первого курса стали плавные тягучие медленные движения. В этом году это те же плавные тягучие медленные движения, но совершенно другого качества. Теперь я понимаю, что маленькие-маленькие повороты происходит где-то внутри, и импульс зарождается где-то в начале и затем дает силу. Поэтому что ты в начале заложил, то и получишь на выходе».

- А что вы думаете о парном взаимодействии на этом курсе?

«Парное взаимодействие – это вообще отдельная тема.  В них столько жизни, на самом деле! Парные упражнения – это о том, как мы взаимодействуем друг с другом в жизни. Здесь очень хорошо видно человека, и понятно, насколько кто готов следовать или вести. Вообще баланс – это когда человек умеет и так, и так. Тогда у него здоровая психика. Но чаще всего мы не умеем либо одно, либо другое, а бывает, что не умеем ни одного, ни другого.  

И вот в парных упражнениях, бывает, взаимодействуешь с человеком и понимаешь, что тут сплошная манипуляция, а где-то партнер искренен, а где-то ты его совершенно не понимаешь и так далее… И очень многое узнаешь о себе! Хотя, по сути, вы просто ходите друг с другом. А открывается целый мир, совершенно другой мир отношений.

И каждый раз все новое. Вот делаешь ты, например, прокатывание стоп. Ты это прокатывание стоп уже сто раз делал! Каждый раз, когда я набираю новую группу, я даю людям это упражнение – оно наиболее эффективно, и люди делают и сразу понимают, что им хорошо».

- Почему это наиболее эффективно?

«Для моей практики это так. Я всегда прихожу и мы начинаем катать ножки, балансировать телом – и все, люди довольны, потому что они сразу чувствуют, что ногам легко, колени перестают болеть и в целом ощущается эмоциональный подъем, потому что тело немного меняется. 

Так вот, я это прокатывание делала уже тысячу раз, наверное, и думала, что все про него знаю. Но нет – ты приезжаешь на курс и понимаешь, что, оказывается, ногу можно еще и вот так повернуть, и объяснить процесс еще и вот таким образом… Всегда можно найти что-то новое, нет такого, что ты достиг какого-то предела».

- Ну да, как там – идем-идем за пределы, за пределы пределов…

«Да! Идем за пределы пределов…

Так что это все путь. И для моего развития, во-первых, и во-вторых, это сразу все должно внедряться в группы, потому что иначе тот огромный объем информации, который мы получаем за дни курса, не усвоится. Чтобы хотя бы десятая часть осталась с тобой, нужно сразу же это делать. И желательно передавать информацию, учить других. Когда ты начинаешь показывать упражнения другим, ты их сам начинаешь понимать! И думаешь: о, так вот о чем Шифу, оказывается, рассказывал… А то, что ты понял, остается с тобой. Ты как росточек – взращиваешь в себе это понимание, поливаешь своим вниманием, своими размышлениями, и оно уже крепнет. И результат получается совсем другой. Ты стоишь совсем по-другому, крепче. Не просто копируешь учителя. Вот Шифу, кстати, говорит: «Не нужно меня копировать. Главное – не форма, а дух». Мы ведь все разные, и мы не можем все одинаково стоять или одинаково поворачиваться, мы должны подстраиваться под себя. Так что форма может получиться разная. Но содержание, дух, который закладывается в нее, останется и никуда не денется. Его и нужно взращивать».

Алексей, занимается всем, что связано с цигун

Архангельск

«Я чувствую большую трансформацию внутри благодаря цигун – если бы ее не было, я бы сюда не приезжал. Плюс цигун очень помогает в процессиональной деятельности во всех отношениях, что тоже способствует моему интересу в этой сфере и продолжению моих занятий».

- Вы на курсе уже не первый год, правильно? Что здесь такого особенного, что мотивирует вас возвращаться снова и снова?

«Невозможно четко выразить словами, что я получаю благодаря курсу. Но есть что-то внутреннее, какое-то ощущение».

- Можете попробовать его описать?

«Описать ощущения очень сложно».

- Да, зато, когда мы их описываем, они становятся более реальными.

«Цигун дает очень мощные ощущения… сильную чувствительность. Я бы даже сказал, чуйку. Когда ты просто знаешь, о чем думает человек, как будет дальше, зачем тебе задают вопрос – и отвечать ли на него».

- Интересно. А что дал именно этот зимний курс?

«Этот курс другой… Прошлый прошел для меня в половину слабее. Я очень рад, что на этом курсе нет танцев, а есть туйшоу. Туйшоу мне не хватало – здесь все понятно, как в первом классе – вот буква «А», вот буква «Б», и ты их четко отрабатываешь. 

Кроме того, на этом курсе немножко другие люди – они пришли сюда намеренно и знают, для чего это делают. То есть, они уже отключают свои эмоции. На первом курсе эмоций было гораздо больше, а они ведь забирают нашу энергию».

- Вы тоже отключаете эмоции?

«Мы не можем жить без эмоций ни секунды, поэтому важно уметь их контролировать».

- То, что мы делаем на занятиях, помогает нам их контролировать?

«Конечно! Мы этим и занимаемся – контролем. У нас же внутренние техники, медитация, а медитация прежде всего начинается с контроля. Как я это понимаю. Именно не сдерживать эмоции, а контролировать их».

- Наблюдать?

«Да, наблюдать».

- А что именно помогает развивать это наблюдение, контроль? Дыхание, внимание?

«Скорее всего, все вместе. Это будто бы постепенно складываются кубики в одну большую картину. И ты уже не контролируешь что-то одно, а четко знаешь, что у тебя пошла волна, а потом к этой волне подключается что-то еще, а затем еще что-то. Или мастер подходит к тебе, делает «тык», и появляется еще что-то новое. И ты думаешь: блин! Как же я раньше этого не замечал! Причем важно, что при этом не возникает никаких эмоций типа гнева или обиды, просто раз – и что-то новое подключилось и – кайф, просто кайф. И выходить не хочется из этого состояния. Будто наполненный стакан. И когда ты видишь человека, который это примет, ты можешь с ним поделиться. С остальными нет – они не возьмут, и ты просто будешь расплескивать свой стакан».

- Это видно как-то в парных практиках?

«Это видно всегда! Я думаю, Шифу это вообще в принципе видит. И читает каждого, и разговаривает с каждым по-разному, и без слов, и со словами».

- А были на этом курсе какие-то особые слова Шифу, когда в голове что-то щелкнуло?

«О, щелкнуло – да! Когда он говорил о свободе. Я уже не помню, какими именно словами он о ней сказал, но послевкусие у меня осталось».

- Поняла! Скажите, а что вы планируете делать дальше после инструкторского курса?

«Во-первых, заниматься самому. Я долго заставлял себя заниматься, не мог съехать с жестких отжиманий, йоговских программ, но в итоге получилось».

- Цигун мягче?

«Не то, что бы мягче – он вкрадчивее. А вкрадчивее значит сильнее, глубже».

Алина Харламова, оперная певица, музыкант, фотомодель, актриса – человек искусства

Москва

- Алина, что тебе больше всего понравилось на третьей зимней инструкторской школе?

«Обнимания!»

- До занятий или во время?

«Постоянно! Вообще обстановка очень крутая, и так здорово, что все такие близкие, и что мы несколько раз в день обсуждаем в конце занятий то, что делаем – это еще больше всех сближает и помогает узнать друг друга получше. Соответственно, создается такая атмосфера…благоприятная для занятий, что иногда ты просто растворяешься. И разговоры между занятиями – они настолько добавляют теплоты, настолько раскрывают твой потенциал за счет того, что ты постоянно находишься в очаровательном, любящем тебя пространстве… Это очень приятно.

Энергии столько, что вечером тебе сложно заснуть, и бывает, ты едешь в машине и просто плачешь от счастья. Кроме того, на цигун всегда происходит то, чего ты ожидаешь меньше всего, но то, что тебе нужно больше всего».

- Что произошло на этом инструкторском курсе?

«Я ожидала, что я приду и пойму, что я буду делать дальше. Вообще всегда, когда я прихожу на цигун, моя жизнь переворачивается с ног на голову. Я могу принять решение чуть ли не космического масштаба, и оно всегда будет попадать в точку, и не возникнет ни малейших сомнений, что нужно поступить именно так, и я так и сделаю».

- А сейчас?

«А сейчас я пришла сюда и решила, что хочу получить какое-то решение – что мне делать дальше? И к моему удивлению до восьмого дня у меня не было вообще никаких мыслей. Существовало лишь наблюдение. (Это, кстати, еще одна вещь, которой меня научил цигун. Особенно если дело касается эмоций. Ты просто наблюдаешь их со стороны и можешь отделить эмоцию от себя. Даже если эмоция сильная, ты просто отходишь в пустоту, наблюдаешь ее и становится спокойнее. Больше контроля в хорошем смысле слова.) Так вот, я думала, что я дальше хочу – пойти на актерку, петь, сделать свой проект или что вообще? И тут я стою на занятии и понимаю, что я хочу дальше цигунить и больше ничего не хочу, и я такая: Боже мой! Ну это же совершенно не то, зачем я сюда пришла! Почему?...»

- Почему бы нет, если это и есть ответ?

«Ну да, но я просто в шоке от того, что ко мне пришел именно такой ответ».

- А что ты думаешь об упражнениях?

«Удивительно то, что каждый раз ты вроде делаешь одно и то же упражнение, но ощущение всегда разные. Ты никогда не можешь предугадать, какие они будут, но это всегда что-то прекрасное, нереальное.

Вот на парных, например, вообще космос. Ты действительно учишься общаться невербально. У тебя зачастую всего одна ладонь, которой ты либо ведешь, либо слушаешь человека, и меня очень радует, что уже хорошо получается и то, и другое. Иногда даже вы доходите дорожку – а человека аж шатает! Так что с помощью цигуна можно влить на людей!»

- В жизни это работает?

«Абсолютно!»

- Проверяла?

«Ага! Это удивительно просто. Насколько много здесь глубины… Вот первый раз, когда приходишь на цигун, вообще не понимаешь, что это было. Я помню, я на первом занятии спросила: А можно где-нибудь почитать об этом? А теперь вот Шифу книжку написал! Так приятно – как будто бы это запрос, который через время к тебе вернулся. Так что теперь это моя настольная книжка, я обычно читаю пару предложений и потом целый день о них думаю.

Вообще, мне кажется, в наших упражнениях заложена вся жизнь. Я даже больше скажу: как человек искусства я замечаю между разными искусствами много общего. Я прихожу на вокал – мне говорят там то же самое, что и на танцах, я прихожу на гитару – а там то же самое, что и на актерских курсах. И тут я прихожу на цигун – и что ты думаешь? Тут те же самые принципы».

- Цигун – тоже искусство?

«Абсолютно! Его высшее проявление! Искусство владения телом, управления энергией, искусство быть расслабленным внешне и сконцентрированным внутри, для меня это все – искусство. В этом безумное количество творчества, творческой энергии и творческого потенциала. 

И то, что я нахожу в цигун, я переношу на другие виды искусства – и тогда его качество меняется. Так же как в пении – если ты чувствуешь, что хочешь донести, получается круто и очень глубоко, а если ты не в процессе, то даже слушать не хочется. Важно наполнять смыслом то, что ты творишь».

- Абсолютно согласна! Так что все-таки ты решила делать дальше?

«Я хочу создавать искусство».

- Интегрированное?

«Да! У меня есть идея в объединении искусств и создании их синтеза. Вообще разные виды искусства имеют тенденцию соединяться. И я хочу объединить фотографию, пение, видео вместе с цигун и создать что-то глубоко-глубоко личное, что будет цеплять людей. Не хочется делать то, что тебе скажут, хочется творить самому – рождать искусство, а не быть исполнителем чьей-то идеи. Но для этого нужно глубже погрузиться и поизучать себя».

Вадим Лавлинский, преподаватель спортивного и традиционного кунг-фу

Москва

«Я уже полтора-два года изучаю цигун у Владимира Сидорова и стараюсь переносить традиционные вещи, которые он дает, на свою практику. Дело в том, что изначально многое изучалось не из первоисточника, а в трансформированном виде, и сейчас очень здорово, что есть возможность «потрогать традицию».

- Что нового ты узнал на третьем зимнем инструкторском курсе школы Хуньюань?

«Многие вещи стали на свои места. Первые две школы дали осознать, что я ничего не понимаю в ушу, а на третьей я понял, что, с одной стороны, я не понимаю еще больше, а с другой стороны, что все, что мы делали до этого, имеет какой-то смысл. Как будто ты одновременно и отдаляешься от того, чем занимаешься, и приближаешься к этому. В качестве примера можно привести два самых ярких момента этого курса – бань мабу и растяжку».

- Что в них было такого особенного?

«За последние два года я убедился в том, что один тазобедренный должен быть открыт, а второй закрыт, и в туйшоу это очень помогало. А в бань мабу оба тазобедренных открыты – и во время курса я понял, что и это тоже имеет смысл. То есть, акцент смещается вообще в другую сторону и получается, что все знания, которые есть – а их, благо, накопилось много за последние тринадцать лет – их все надо перебирать заново и выискивать то зерно, которое действительно полезно и применимо. И, разумеется, затем заново его прорабатывать и отрабатывать. То есть, тут поле деятельности лет эдак на -дцать».

- Мне кажется, у нас постоянно происходят такие циклы, когда нужно снова и снова обрабатывать ситуацию по-новому.

«Да, абсолютно. Просто если ты начинаешь это делать вместе с человеком, который находится в традиции, то ты не тратишь время на то, чтобы сперва делать что-то непонятное, а потом из непонятного делать понятное. С другой стороны, это может и облегчать задачу, потому что для многих на курсе бань мабу было просто откровением и стрессом для тела и психики. Для меня это не было стрессом, и чисто технически я сразу сделал правильно. Но потом начались детали. А вот когда начались детали, стресс начался и у меня».

- Ахахах, все понятно. А что там с растяжкой? Ты сказал, растяжка – это второе откровение за курс.

«Обычно, когда мы растягиваемся, мы сначала идем до границы с болью, а затем через эту боль. При этом телу становится очень больно. И это плохо. Здесь же мы подходим к границе с болью, а затем делаем вдох вдоль линии боли. То есть, мы не поперек ее проходим, а движемся вдоль, при этом растягивается задняя поверхность бедра, сокращается передняя, и вытягивается спина. Это противоположно тому, что хочет на автомате сделать тело – согнуть спину, согнуть ногу, а бедро напрячь. Мы делаем все наоборот, и это дает нам очень много здоровья. Гравитация нас сгибает, а в растяжке мы разгибаемся.

Я вообще достаточно растянут. Когда я перестаю практиковать, мне достаточно десяти минут, чтобы полностью коснуться грудью пола. Но когда мы начали растягиваться дыханием, проблемы начались уже, когда корпус наклонился градусов на десять вперед – в ногах с самых неожиданных сторон обнаружилось напряжение и боль. Выяснилось, что раньше я ложился как бы змейкой, обходя больные места. А здесь ты идешь вдоль и на каждом шагу расчищаешь себе дорогу. И теперь вместо маленькой кое-как протоптанной в снегу дорожке ты трактором прокладываешь себе магистраль, на которой станут десять человек, а не ты один. И на туйшоу это очень влияет – либо у тебя одна сильная позиция, либо пятьдесят тысяч, с которых тебя не вытолкнуть».

- Кстати, что ты думаешь о новом формате туйшоу?

«Формат отработки приемов был востребован уже очень давно. Сколько я здесь, люди постоянно спрашивали, когда будут приемы. Но я считаю, что всему свое время. Если ты здесь и тебе нравится то, что здесь происходит. Либо когда тренер посчитает, что ты готов, либо когда он сам будет готов. Надо просто дождаться момента. Мы дождались – и это прекрасно. Это действительно, с одной стороны, очень яркое дополнение, а с другой – просто необходимое. Но тот факт, что мы до этого работали просто на ощущениях, не знали, что делать и тем не менее выигрывали на соревнованиях, говорит о том, что и этот этап важен и необходим. Теперь мы будем знать, что делать, но у нас уже есть наработка, когда мы просто чувствуем. Эта чувствительность дополнит приемы, ибо если человек ничего не чувствует, приемы будут ему непонятны. Это как левый и правый ботинок – оба нужны».

- Как ты планируешь использовать в дальнейшем то, что получил здесь?

«Есть два направления – личная практика и преподавание. Я посчитал вчера, что при нынешнем графике к окончанию школы у моих учеников будет почти тысяча часов практики. За это время они узнают, что такое хороший цигун. И потом, когда они условно через много лет будут искать себе школу, у них будет представление, какой она должна быть. Если они продолжат заниматься спортом, цигун им понадобится для восстановления, потому что с точки зрения красоты и эстетики спорт – это прекрасно, но вообще спорт убивает. Я по себе знаю. Когда я впервые сюда пришел, меня спросили: «Сколько лет ты занимаешься спортом?» Я говорю: «Десять», - «Ну вот, через десять лет занятий цигун ты выйдешь в ноль». Может, конечно, я и быстрее справлюсь, чем за десять лет – у меня тело довольно быстро реагирует на положительные изменения. 

Что касается личной практики, я, пожалуй, обойдусь общими словами: нужно практиковать. Для того, чтобы было десять тысяч часов, нужно 27 лет тренироваться по 9 часов в день. Смогу ли я? Непонятно. Но будем стараться». 

Персиянов Илья, занимается ушу и кунг-фу

Москва

- Что вам больше всего запомнилось на этом зимнем инструкторском курсе?

«Запомнилось много чего, поскольку это вообще мое первое знакомство с цигун. Но самое главное, наверное, это то, насколько неправильно я вообще воспринимал все ушу».

- То есть, сейчас вы правильно воспринимаете? Что значит «правильно»?

«Никогда нельзя считать, что ты воспринимаешь что-то полностью правильно, потому что всегда есть то, что выше того, что выше всего. Поэтому, более точное слово будет «лучше». Раньше я думал, что понимаю, как работает мое тело. Вот взять, к примеру, растяжку – я думал, что все должно идти через боль, как бы логично, потому что спортсменам всегда это внедряют. А сейчас появилось понимание, что бессмысленно тянуть крупные связки и мышцы, если при этом маленькие связочки никак не задействуются. Во-первых, это какая-то неполноценная растяжка, во-вторых, из-за такого подхода можно легко заработать себе травмы. И вот сейчас я знаю, как это на самом деле делается. 

Кроме этого, я потихоньку отказываюсь от крупных амплитудных движений в пользу маленькой амплитуды и понимаю, что тут больше полноты, как ни странно. Это внутреннее ощущение, да и мыслительной деятельности больше уходит – есть маленькие точечки, которые проскакивают в большом движении. А каждая фаза движения должна быть собранной, то есть, чтобы ты мог остановиться в любой точке и понять, что все в равновесии – ты устойчив и тело в тонусе. В то же время при амплитудных быстрых и резких движениях ты падаешь от остановки. И я раньше думал, что это норма. Точнее, я даже не думал, а просто воспринимал, как данность. Сейчас же есть понимание».

- Супер! А вот эти понимания равновесия помогают в туйшоу?

«Да, разумеется. Во-первых, на туйшоу открытием стало бань мабу. Я как ученик Вадима тоже раньше считал, что два открытых тазобедренных непонятно зачем нужны. То есть, там некуда упереться. А сейчас получается, что в любой момент движения ты устойчив. Если раньше я делал атаку, и пока она разворачивалась, меня можно было столкнуть, то сейчас я стараюсь делать движение, в каждой части которого я устойчив».

- Классно, я поняла. А были на этом курсе еще какие-то такие кардинальные осознания?

«Да весь курс в принципе – это что-то резкое и кардинальное в хорошем смысле. Вообще когда начинаешь плотно слушать кого-то нового – тренера, наставника – это всегда открытие и понимание того, что знал раньше, с другой стороны».

- Ясно! Скажите, а что вы планируете делать дальше? Зачем вы пришли на инструкторский?

«Это, во-первых, для моего самосовершенствования, для здоровья, для спорта. Сейчас кстати появилось большее понимание разграничения спорта, применения и здоровья. И, во-вторых, для учеников, я хочу стать тренером».

Игорь Каменских, механик

Пермь

- Что вас больше всего впечатлило на третьем зимнем инструкторском курсе школы Хуньюань?

«На этом курсе я гораздо больше понял о работе даньтяня, о расслаблении, к тому же, был чрезвычайно интересный элемент на туйшоу – сама форма проведения занятия, применение – юмфа».

- Это принесло результат? Вы видите эффект?

«Да, раньше я никак не мог осмыслить, как же это все происходит, например, по видео. А вот на этом курсе пришло понимание всех тонкостей».

- Поняла! А за счет чего получилось расслабиться?

«В расслаблении самый прекрасный момент был, когда мы вытягивались вверх, а затем стекали в пальчики. Наполнение в пальчиках чувствовалось очень приятно, гораздо сильнее и явнее, чем раньше. И кроме того, саламандра, на мой взгляд, тоже очень интересное упражнение. Получается, что мы ни сидим, ни стоим, и за счет этого движение даньтяня чувствуется особенно ясно и легко».

- А когда встаем с колен, тоже чувствуется?

«Вот! Да! И здесь тоже! Здорово, что на этом курсе сделали акцент на самом зарождении движения, на первых сантиметрах подъема и опускания – это прям «во!»

- Согласна! А что вам запомнилось на парных практиках?

«Особенностью этого курса был контакт на ощущении партнера, когда мы лишь слегка-слегка касаемся кожи. Именно не грубого контакта, а максимально тонкого. И выходы на носочки – это вообще бомба! Полный кайф! По началу была, конечно, некая путаница – то неправильно станешь на носочек, то вообще упадешь, а сейчас вот, с течением курса, чувствуется полная волна сверху вниз и снизу вверх. Уже даже идешь по улице и неосознанно становишься на носочки! Вчера, например, я спешил в кафе, но, к своему удивлению, медленно дышал даньтянем в такт шагам. Приятно, что уже внутренняя память срабатывает. Вот ты двигаешься к центру тела на «си», доходишь до позвоночника, и диафрагма следом еще и поднимается, там вдох – и обратно… Вот эти подробности меня немножко шокировали».

- Огонь! А что вы планируете делать дальше?

«Мне очень интересны внутренние практики, поэтому я так и люблю эти инструкторские курсы. Очень хочется, конечно, и самому начать инструкторскую деятельность, потому что, как Шифу нам постоянно напоминает, «только имея последователей, учеников, можно самосовершенствоваться». У меня уже был опыт проведения индивидуальных занятий, и я могу сказать, что сумел осознать многие вещи, о которых раньше и не задумывался, только когда объяснил их другому человеку».